ОГЛАВЛЕНИЕ>>

Гёте и. в. - Роль злого начала в исканиях фауста


Изображение сил зла в художественной литературе настолько разнообразно, что впору заняться классификацией чертей, демонов, духов и прочей нечисти, свободно разгуливающей по страницам романов, новелл, поэм, драм. Но лишь в одном произведении мировой литературы враг рода человеческого изображен так всесторонне, так интересно и даже порой привлекательно.
«Я часть той силы, что желает зла, но вечно совершает благо», — так можно охарактеризовать Мефистофеля, героя трагедии Гете «Фауст». Этот персонаж взят автором их германского фольклора. Согласно одной из версий, его имя созвучно немецкому «Teufel» — «черт». По другой версии имя Мефистофель происходит от греческого «mephitis» — «миазмы», «зловоние».
Может создаться впечатление, что в трагедии Мефистофель исполняет роль слуги и наперсника Фауста. Нечистый дух выполняет все поручения доктора, выручает его из самых сложных ситуаций. Но на самом деле Мефистофель — не слуга, а, скорее, хозяин Фауста. Заключив пари с Богом, Мефистофель только и ждет момента, когда Фауст пожелает остановить время, и тогда бессмертная душа доктора окажется в полной власти злых сил.
«Добро не было бы добром, если бы не существовало зла», — гласит древнее изречение. Только между злом и добром возможен конфликт, на котором основывается как интрига художественного произведения, так и сама жизнь. Можно сказать, что Мефистофель — обратная сторона души самого Фауста, где поселились неверие, скепсис, цинизм. Не Фауст ли, изверившись в силе разума, обратился к потусторонним силам с просьбой дать ему настоящее знание? Не Фауст ли, одержимый страстью, требовал у Мефистофеля прекрасную Гретхен?
«Фауст» состоит из двух частей. По удачному замечанию одного из русских литературоведов, первую часть «Фауста» можно назвать «театральной», а вторую «мистической». При внимательном чтении в трагедии можно найти не только «двух Фаустов», но и «двух Мефистофелей».
Фауст первой части трагедии — мудрец с бунтующим разумом, человек, не желающий оставаться в рамках обыденности, не способный смириться с тем, что познанию положен божественный предел. Во второй части Фауст — строитель, зодчий, заботящийся о пользе для человечества. Именно в служении ближнему Фауст находит смысл своей жизни. Мефистофель из проводника, движущего сюжет первой части трагедии, во второй становится чем-то вроде шута, развлекающего читателя, и эта его роль весьма важна.
Развязка второй части «Фауста» трагичнее первой. Лишившийся зрения старик, Фауст продолжает работу своей жизни — строительство плотины. Но эта стройка, увы, происходит лишь в его сознании, а его приказы выполняют лемуры — бесплотные обитатели царства мертвых. Но и здесь Мефистофель оказывается в роли проигравшего: даже призрачный труд, законченный Фаустом незадолго до кончины, оказывается доказательством того, что мятежный доктор остается с Богом.
Смог ли бы Фауст пройти весь свой удивительный жизненный путь без помощи Мефистофеля? Конечно, нет. Бог в трагедии остается свидетелем происходящего. Лишь дважды он принимает видимое участие в судьбе героев произведения: в сцене прощения Маргариты («Голос свыше: Спасена!») и в финале второй части, где душа Фауста отлетает на небеса. Таким образом, силы зла, воплощенные в образе Мефистофеля, оказываются лучшим помощником на пути к познанию. Но при этом страсть человека к познанию законов вселенной, деятельная жизнь во имя добра остаются целиком в сфере божественного.
«Фауст» — произведение, заслуживающее самого глубокого прочтения. Здесь можно найти ответы на самые сложные вопросы, а главный герой трагедии — доктор Фауст — это один из «вечных образов», которому суждена долгая жизнь в читательских сердцах.