ОГЛАВЛЕНИЕ>>

Шекспир у. - Образы горацио и фортинбраса. их значения для понимания финала трагедии


В своей трагедии «Гамлет» У. Шекспир ярко отразил несовместимость высоких идеалов и возвышенной мечты с реальной действительностью. В образе самого Гамлета автор воплотил все характерные черты и качества гуманиста эпохи Возрождения. Ему в одинаковой степени присущи и их гениальность, и их ошибки. Однако поэт не ограничивается раскрытием только одной человеческой судьбы и одного характера. Герои трагедии, даже второстепенные, отличаются особенной жизненной правдивостью и неповторимой индивидуальностью. У каждого из них своя жизнь, своя история и своя драма. При всем этом они в лучшей степени помогают раскрыть детали характера главного героя, а следовательно, и наиболее полно отражают основной замысел поэта.
Из слов Офелии мы узнаем, что раньше Гамлет был

Словами — ученый, воин — мечом,
Надежда и свет нашей державы,
Совершенства зеркало и образец.

Но прежде всего он был человек. И эта характеристика для него самого — высшее признание. Так, на слова Горацио о том, что его отец был «настоящий король», Гамлет возражает:
Он человек был — человек во всем.
И самого Горацио герой считает лучшим другом именно потому, что видит в нем настоящего человека, не тронутого всеобщей нравственной порчей, не ставшего «рабом страстей», в котором органично слиты «кровь и разум». Это уравновешенный, умеренный и спокойный молодой человек, за что его и хвалит Гамлет:

Ты человек,
Который и в страданиях не страждет
И с равной благодарностью приемлет
Гнев и дары судьбы...

Но Горацио, по словам А. Аникста, «только наблюдатель, жизнь не поставила перед ним никаких задач, требующих напряжения всех душевных сил», как это происходит с Гамлетом.
Между этими двумя героями — наследником престола и простым студентом — огромная разница. В действительности отношения между ними могли быть лишь отношениями между господином и слугой. И Горацио смиренно принимает такую позицию:

Конечно, мой принц, ваш покорный слуга.
Но Гамлет возражает:
Какой же ты слуга? Мы с вами друзья.

Так мог сказать далеко не каждый. Большинство ученых-гуманистов того времени с опаской относились к выходцам из народа. Однако герой Шекспира ценит людей не по происхождению, а по душевным качествам. Он обладает широтой ума, острой наблюдательностью, и вместе с тем простотой и скромностью. Проникнутый верой в человека, в высокие идеалы, Гамлет желает лишь добра и счастья всем достойным людям. Он абсолютно лишен аристократической гордыни и чванства. Он готов выслушивать слова Горацио, даже спрашивать его мнение, потому что видит в нем равного по духу. И Горацио полностью оправдывает его доверие: видя, что Гамлет умирает, он готов уйти из жизни вместе с ним, но его останавливает просьба героя, который отводит своему другу важную роль — поведать людям правду о нем после смерти. И, возможно, эта правда научит людей ценить жизнь, лучше понимать оттенки добра и зла.
Из всего королевского окружения умирающий Гамлет видит достойного человека лишь в норвежском принце Фортинбрасе, единственном законном наследнике датского трона. Именно ему он отдает свой голос:

Мой голос умирающий — ему.

Фортинбрас, несомненно, находится намного выше злодея Клавдия, однако ему еще не дано понять всего того, что понял Гамлет.
Шекспир не говорит о том, решена ли страшная проблема, волновавшая принца датского, — искоренилось ли все зло после смерти Гамлета. Его смерть оказывается апофеозом: Фортинбрас приказывает его похоронить как воина и борца:

Пусть Гамлета поднимут на помост,
Как воина, четыре капитана;
Будь призван он, пример бы он явил
Высокоцарственный; и в час отхода
Пусть музыка и бранные обряды
Гремят о нем.

Фортинбрас плохо знает, за что и против чего боролся Гамлет, но сознает, что герой заслужил, чтобы люди сохранили о нем память как о борце, павшем в трудной борьбе.
Отсюда следует вывод, что идеалам принца суждено осуществиться еще не скоро, хотя и Горацио, и Фортинбрас могут продолжить его дело, его борьбу с несправедливым жизнеустройством, попытаться взять на себя ответственность за спасение мира от царящего в нем лицемерия и зла.