ОГЛАВЛЕНИЕ>>

Цветаева m. и. - Блоковская тема в поэзии м. цветаевой


Жизнь М. Цветаевой была переплетена с судьбами других поэтов серебряного века. Со многими из них были дружеские отношения, некоторые из поэтов вдохновляли ее на прекрасные стихи — В. Маяковский, О. Мандельштам, Б. Пастернак. Я хочу рассказать о блоковской теме в поэзии М. Цветаевой.

Эта тема звучит, прежде всего, в цикле «Стихи к Блоку». Это произведение — непосредственный отклик на смерть поэта, и потому звучание их трагично и торжественно:


Ты проходишь на запад солнца,

Ты увидишь вечерний свет.

Ты проходишь на запад солнца,

И метель заметает след.


Смерть поэта воспринимается поэтом как непоправимая утрата — и личная, и общечеловеческая:


Так, господи! И мой обол

Прими на утвержденье храма.

Не свой любовный произвол

Пою — своей отчизны рану.


Боль этой раны терзает душу М. Цветаевой, но сквозь эту боль она ощущает, что эта утрата неизбежна, потому что поэт — «до всякого столетья» — изначально не принадлежит ни своему времени, ни людям этого времени:


И по имени не окликну, И руками не потянусь, Восковому, святому лику Только издали поклонюсь.


Ощущение отдельности, бесконечной удаленности поэта от мира — один из сквозных мотивов цикла.


Вот он — гляди, — уставший от чужбины,

Вождь без дружин.

Вот — горстью пьет из горней быстрины, —

Князь без страны.


Но одновременно М. Цветаева подчеркивает в А. Блоке предельную обращенность к миру и к людям, их тревогам, болям и надеждам:


И вот в громах, как некий серафим,

Откуда-то из древних утр туманных —

Как нас любил, слепых и безымянных,

За синий плащ, за вероломства — грех...

И как нежнее всех — ту, глубже всех

В ночь канувшую — на дела лихие!

И как не разлюбил тебя, Россия.


В цветаевских стихах действительно звучит голос А. Блока. Голос поэта сильнее смерти, он превозмогает небытие и остается живым и нетленным. Именно поэтому в этих стихах возникают все главные темы блоковского творчества: и Россия, и синий плащ, в который завернулась прекрасная незнакомка. Блоковская метель, блоковский снег и символы беспредельной стихии мироздания снова и снова возникают в цикле:


Снежный лебедь

Мне под ноги перья стелет.

Перья реют

И медленно никнут в снег.

А над равниной —

Вещая вьюга.

Дева, ужель не узнала друга?


Голос поэта выводит его за пределы человеческого мира. Поэтому А. Блок в стихах М. Цветаевой — олицетворение небесной сущности поэзии. Поэт — это ангел, низвергнутый в земную жизнь и терпящий всю муку этого низвержения и необходимости находиться в чуждом ему мире — «рваные ризы, крыло в крови»:


О поглядите — как

Веки ввалились темные!

О поглядите — как

Крылья его поломаны!


Одновременно судьба поэта накладывается на судьбу Иисуса Христа. Точка пересечения — смертные муки и грядущее воскресение. Поэт воскресает, «смертию смерть поправ», в своем поэтическом слове:


Мертвый лежит певец

И воскресенье празднует

Без зова, без слова, —

Как кровельщик падает с крыш.

А может быть снова

Пришел, — в колыбели лежишь?


Но мысль о грядущем воскресении соединяется с мыслью о непреложности смерти. В этом основа трагического звучания цикла.

Слово «поэт» для М. Цветаевой звучит всегда трагично, так как поэт не совпадает со своей эпохой — он «до всякого столетья», причастность к тайнам бытия, поэтические прозрения не спасают его от жестокости мира. А. Блок в стихах М. Цветаевой — олицетворение трагедии поэта.