ОГЛАВЛЕНИЕ>>

Толстой л. н. - Тема семьи в романе л. н. толстого «война и мир»


Несмотря на то что Л. Н. Толстой в романе “Война и мир” любил “мысль народную”, он достаточно много внимания уделил и “мысли семейной”. Писателя очень волновала эта тема, и у него была своя система взглядов относительно того, какой должна быть идеальная семья. Счастливой семейной жизнью он одарил лишь самых любимых своих героев, проведя их через невероятно тяжелые испытания и заставив “заслужить” семейное счастье.
Какой должна быть семья в понимании Толстого, мы узнаем лишь в самом конце романа. Начинается же роман с описания неудачного брака. Речь идет о князе Болконском и маленькой княгине. Мы встречаем их обоих в салоне Анны Павловны Шерер. На князя Андрея невозможно не обратить внимание — настолько он непохож на остальных: “Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них, и слушать их ему было очень скучно”. Всем остальным интересно в этой гостиной, потому что здесь, в этих разговорах, сплетнях вся их жизнь. И для жены князя Андрея, прелестной маленькой женщины, здесь — вся жизнь. А для князя Андрея? “Из всех же прискучивших ему лиц лицо его хорошенькой жены, казалось, больше всех ему надоело. С гримасой, портившею его красивое лицо, он отвернулся от нее.” А когда она обратилась к нему кокетливым тоном, он даже “зажмурился и отвернулся”. Когда они вернулись домой, отношения их не стали теплее. Князь Андрей не становится ласковее, но мы уже понимаем, что дело тут не в его скверном характере. Слишком мягок и обаятелен он был в общении с Пьером, которого искренне любил. С женой же он обращается “с холодной учтивостью”. Он советует ей пораньше лечь спать, якобы беспокоясь о ее здоровье, но на самом деле желая лишь одного: чтобы она поскорее ушла и дала ему спокойно поговорить с Пьером. Перед тем как она удалилась, он встал и “учтиво, как у посторонней, поцеловал руку”. Почему же он так холоден со своей женой, ждущей от него ребенка? Он старается быть учтивым, но мы чувствуем, что он груб с ней. Жена говорит ему, что он переменился к ней, значит, раньше он был другим. В гостиной Шерер, когда все любовались “на эту полную здоровья и живости хорошенькую будущую мать, так легко переносившую свое положение”, было трудно понять, что в ней раздражает князя Андрея. Но все становится ясно, когда она дома продолжает разговаривать с мужем “тем же кокетливым тоном, каким она обращалась и к посторонним”. Князю Андрею опостылели этот кокетливый тон, эта легкая болтовня, нежелание задумываться над своими словами. Хочется даже вступиться за княгиню — ведь она не виновата, она всегда была такой, что же он раньше этого не замечал? Нет, отвечает Толстой, виновата. Виновата, потому что не чувствует. Только чуткий и понимающий человек может приблизиться к счастью, потому что счастье — это награда за неустанную работу души. Маленькая княгиня не делает усилий над собой, не заставляет себя понять, почему муж изменился к ней. А ведь все так очевидно. Ей нужно было стать всего лишь повнимательнее — присмотреться, прислушаться и понять: с князем Андреем так себя вести нельзя. Но ее сердце ей ничего не подсказало, и она продолжала страдать от учтивой холодности мужа. Однако Толстой не встает и на сторону Болконского: в отношениях с женой тот выглядит не слишком привлекательно. Толстой не дает однозначного ответа на вопрос, почему так сложилась жизнь молодой семьи Болконских, — оба виноваты, и никто не может ничего изменить. Князь Андрей говорит сестре: “Но если ты хочешь знать правду... хочешь знать, счастлив ли я? Нет. Счастлива ли она? Нет. Отчего это? Не знаю...” Можно только догадываться — отчего. Оттого, что разные, оттого, что не поняли: семейное счастье — это труд, постоянный труд двух человек.
Толстой помогает своему герою, освобождая его от этого тягостного брака. Позднее он так же “спасет” Пьера, тоже хлебнувшего невзгод в семейной жизни с Элен. Но ничего в жизни не бывает напрасно. Наверное, Пьеру нужно было получить этот страшный опыт жизни с подлой и развратной женщиной, чтобы испытать полное счастье во втором браке. Никто не знает, была бы счастлива Наташа, выйди она замуж за князя Андрея, или нет. Но Толстой чувствовал — с Пьером ей будет лучше. Спрашивается, почему он не соединил их раньше? Зачем заставил пройти через столько страданий, соблазнов и лишений? Ведь очевидно, что они созданы друг для друга. Однако Толстому было важно проследить формирование их личностей. И Наташа, и Пьер выполнили огромную духовную работу, которая подготовила их к семейному счастью. Пьер пронес любовь к Наташе через долгие годы, и за эти годы в нем накопилось столько духовного богатства, что и любовь его стала еще серьезнее и глубже. Он прошел плен, ужас смерти, страшные лишения, но душа его только окрепла и стала еще богаче. Наташа, пережившая личную трагедию — разрыв с князем Андреем, потом его смерть, а затем смерть своего младшего брата Пети и болезнь матери, — тоже выросла духовно и смогла другими глазами посмотреть на Пьера, оценить его любовь.
Когда читаешь о том, как изменилась Наташа после замужества, сначала становится обидно. “Пополнела и пошире-ла”, радуется детской пеленке “с желтым вместо зеленого пятна”, ревнивая, скупая, пение забросила — да что же это такое? Однако надо разобраться — почему: “Она чувствовала, что те очарования, которые инстинкт ее научал употреблять прежде, теперь только были бы смешны в глазах ее мужа, которому она с первой минуты отдалась вся — то есть всей душой, не оставив ни одного уголка не открытым для него. Она чувствовала, что связь ее с мужем держалась не теми поэтическими чувствами, которые привлекли его к ней, а держалась чем-то другим, неопределенным, но твердым, как связь ее собственной души с ее телом”. Ну как тут не вспомнить бедную маленькую княгиню Болконскую, которой было не дано понять то, что открылось Наташе. Та считала естественным обращаться к мужу кокетливым тоном, как к постороннему, а Наташе казалось глупым “взбивать локоны, надевать роброны и петь романсы, для того чтобы привлечь к себе своего мужа”. Наташе было гораздо важнее чувствовать душу Пьера, понимать, что его волнует, и угадывать его желания. Оставаясь с ним наедине, она разговаривала с ним так, “как только разговаривают жена с мужем, то есть с необыкновенной ясностью и быстротой познавая и сообщая мысли друг друга, путем противным всем правилам логики, без посредства суждений, умозаключений и выводов, а совершенно особенным способом”. Что же это за способ? Если проследить за их разговором, он даже может показаться забавным: иногда их реплики выглядят совершенно бессвязными. Но ведь это — со стороны. А им не нужны длинные, законченные фразы, они и так понимают друг друга, потому что вместо них говорят их души.
Чем отличается семья Марьи и Николая Ростовых от семьи Безуховых? Пожалуй тем, что она основана на постоянной духовной работе одной лишь графини Марьи. Ее “вечное душевное напряжение, имеющее целью только нравственное добро детей”, восхищает и удивляет Николая, но сам он на это не способен. Однако его восхищение и преклонение перед женой тоже делают их семью крепкой. Николай гордится женой, понимает, что она умнее его и значительнее, но не завидует, а радуется, считая жену частью себя самого. Графиня Марья же просто нежно и покорно любит своего мужа: слишком долго она ждала своего счастья и уже не верила, что оно когда-нибудь придет.
Толстой показывает жизнь этих двух семей, и мы вполне можем сделать вывод о том, на чьей стороне его симпатии. Конечно, идеальной в его представлении является семья Наташи и Пьера.
Та семья, где муж и жена — одно целое, где нет места условностям и ненужному жеманству, где сияние глаз и улыбка могут сказать гораздо больше, чем длинные, запутанные фразы. Мы не знаем, как в дальнейшем сложится их жизнь, но мы понимаем: куда бы судьба ни забросила Пьера, Наташа всегда и везде будет следовать за ним, какими бы тяготами и лишениями это ей ни грозило.



Семья для Толстого — это почва для формирования человеческой души, и в то же время в «Войне и мире» введение семейной темы является одним из способов организации текста. Атмосфера дома, родового гнезда, по мнению писателя, определяет склад психологии, взглядов и даже судьбы героев. Именно поэтому в системе всех основных образов романа Л. Н. Толстой выделяет несколько семей, на примере которых ярко выражено авторское отношение к идеалу домашнего очага, — это Болконские, Ростовы и Курагины.

В то же время Болконские и Ростовы — это не просто семьи, это целые жизненные уклады, уклады, основанные на русских национальных традициях. Наверное, наиболее полно эти особенности проявляются в жизни Ростовых — благородно-наивной семьи, живущей чувствами и импульсными порывами, сочетающей в себе и серьезное отношение к семейной чести (Николай Ростов не отказывается от долгов отца), и сердечность, и теплоту внутрисемейных отношений, и хлебосольство, и гостеприимство, всегда свойственное русским людям.

Доброта и беззаботность семьи Ростовых распространяются не только на ее членов; даже посторонний для них человек, Андрей Болконский, оказавшись в Отрадном, пораженный естественностью и жизнерадостностью Наташи Ростовой, стремится изменить свою жизнь. И, наверное, самым ярким и наиболее характерным представителем ростовской породы является Наташа. В ее естественности, пылкости, наивности и некоторой поверхностности — суть семьи.

Подобная чистота отношений, высокая мораль роднят Ростовых с представителями другой дворянской семьи в романе — с Болконскими. Но у этой породы основные качества противоположны ростовским. Все подчинено разуму, чести и долгу. Именно эти принципы, вероятно, и не могут принять и понять чувственные Ростовы.

Чувство фамильного превосходства и собственно достоинства ярко выражены в Марье — ведь и она, более, чем все Болконские, склонная скрывать свои чувства, считала брак брата и Наташи Ростовой неподходящим.

Но наряду с этим нельзя не отметить и роль долга перед Отечеством в жизни этой семьи — защита интересов государства для них выше даже личного счастья. Андрей Болконский уезжает в то время, когда жена должна родить; старый князь в порыве патриотизма, забыв о своей дочери, рвется на защиту Отчизны.

И в то же время необходимо сказать, что в отношениях Болконских присутствует, пусть глубоко скрываемая, любовь естественная и искренняя, скрытая под маской холодности и высокомерия.

Прямые, гордые Болконские совсем не похожи на уютно-домашних Ростовых, и именно поэтому единение двух этих родов, в представлении Толстого, возможно лишь между наиболее нехарактерными представителями семей (брак между Николаем Ростовым и княжной Марьей), поэтому встреча Наташи Ростовой и Андрея Болконского в Мытищах служит не для того, чтобы соединить и исправить их отношения, а чтобы восполнить и прояснить их. Именно в этом и кроется причина торжественности и пафосности их отношений в последние дни жизни Андрея Болконского.

Совсем не похожа на эти две семьи низкая, «подлая» порода Курагиных; их даже с трудом можно назвать семьей: никакой любви между ними нет, есть лишь зависть матери к своей дочери, презрение князя Василия к своим сыновьям: «спокойному дураку» Ипполиту и «беспокойному дураку» Анатолю. Их близость — круговая порука эгоистичных людей, их появление, нередко в романтическом ореоле, вызывает кризисы в остальных семьях.

Анатоль, символ свободы для Наташи, свободы от ограничений патриархального мира и в то же время от границ дозволенного, от моральных рамок допустимого...

В этой «породе», в отличие от Ростовых и Болконских, нет культа ребенка, нет трепетного к нему отношения.

Но эта семья интриганов-наполеонов исчезает в огне 1812 года, подобно неудачной мировой авантюре великого императора, исчезают и все интриги Элен — запутавшись в них, она умирает.

Но к концу романа появляются новые семьи, воплотившие в себе наилучшие черты обоих родов, — гордость Николая Ростова уступает место нуждам семьи и крепнущему чувству, а Наташа Ростова и Пьер Безухов создают тот домашний уют, ту атмосферу, которые они оба искали.

Николай и княжна Марья, вероятно, будут счастливы — ведь они именно те представители семей Болконских и Ростовых, которые способны найти что-то общее; «лед и пламень», князь Андрей и Наташа, были неспособны связать свои жизни — ведь, даже любя, они не могли до конца понять друг друга.

Интересно добавить, что условием для соединения Николая Ростова и намного более глубокой Марьи

Болконской стало отсутствие отношений между Андреем Болконским и Наташей Ростовой, поэтому эта любовная линия активизируется лишь в конце эпопеи.

Но, несмотря на всю внешнюю завершенность романа, можно отметить и такую композиционную особенность, как открытость финала — ведь не случайна последняя сцена, сцена с Николенькой, вобравшим в себя все лучшее и самое чистое, что было у Болконских, у Ростовых и Безухова. Он — будущее...