ОГЛАВЛЕНИЕ>>

Салтыков-щедрин m. e. - Эзопов язык как художественный прием

Тема: - Эзопов язык как художественный прием

Сатира — способ проявления комического в искусстве,состоящий в уничтожающем осмеянииотрицательных явлений, действительности,разоблачений пороков общественногозначения. “Сатира борется с “главнымсущественным злом”; она есть “грозноеобличение того, от чего происходит иразвиваются общие народные недостатки ибедствия”, — писал Добролюбов. Социальнойосновой сатиры является борьба нового состарым.

Художественныймир М.Е. Салтыкова-Щедрина населеннеобычными героями. Перед нами проходитцелая вереница градоначальников,помпадуров и помпадурш, пустоплясов.

Читатель щедринских сатирико-публицистическихциклов и сказок до конца не узнает именподавляющего большинства героев.

Почти ничего не известно об их индивидуальныхвкусах, привычках. В основных чертахсовпадают и их биографии. Лишь в некоторыхслучаях, но очень скупо, дан намек напортретную характеристику. Зато и этивнутренне однотипные герои, которыечересчур похожи друг на друга,руководствуются одними и теми жепобуждениями, чрезвычайно отчетливообнаруживается их общественно-политическоелицо, их социально-нравственные образы даютяркое представление о том, что Салтыков-Щедринназвал “общим тоном жизни”.

Собирательныеобразы обладают удивительными свойствами:они включают в себя целые социальные пласты,слои и прослойки общественного организма, Иписатель здесь не только живописец, он —исследователь, мыслящий обширнымипонятиями, улавливающий нечто общее,типическое. Салтыков-Щедрин не толькосоздает рабскую привычку обывателей кповиновению. У писателя это состояниенарода ассоциируется с несуществующим,фантастическим городом и егомногочисленными обитателями. Автор “Историиодного города” как бы видит,слышит, чувствует своих героев-глупцов.Жители города то ликуют, ходят в кабак ипотрясают воздух благодарственнымивосклицаниями, адресованными очередномуградоначальнику, то обрастают шерстью,перестают ощущать стыд и сосут лапы, то вфинале романа, в эпоху Угрюм-Бурчеева, “изнуренные,обруганные, уничтоженные”, начинаютраздражаться и роптать.

Салтыков-Щедринчасто рассказывает о том, что и как могли быговорить и делать люди, если развязать имязыки и руки. В этом заключается еще однаочень важная особенность его сатирическогодара. Писатель исследует различныечеловеческие, как он говорил, “готовности”,до поры до времени сознательно или невольномаскируемые. И оказывается, что головывсевластных бюрократов начинены мяснымфаршем или нехитрым музыкальнымустройством/И выясняется, что многиевластолюбцы страшны в своейбезнаказанности, и безропотно иначальстволюбиво внимающие им обывателиобречены на жуткое и нелепое существование.На Руси начало 70-х годов XIXвека насквозь проникнуто духомпредпринимательства, доходившего дооткровенного крупномасштабного разбоя.Неуемные претензии вчерашних крепостников,из-под ног которых ускользала почва, хищныепомещичьи вожделения не могли оставитьписателя равнодушным. Люди-хищники сживостью саранчи обступаютгосударственный пирог. И вот строка застрокой появляются первые страницы “Дневникапровинциала в Петербурге”. Вот какхарактеризует автор своих героев: “Всепритворились, что у них есть нечто в кармане,и ни один даже не пытался притвориться, чтоу него есть нечто в голове”.

Салтыков-Щедриночень дорожил принципом сатирическогоисследования и выявления в человеке внешнесокрытого, упрятанного в глубине иобнаруживаемого лишь при подходящихобстоятельствах.

Первыесказки Салтыкова-Щедрина были опубликованыв “Отечественных записках” еще в 1869 году.Все остальные произведения, включенныеписателем в знаменитый сказочный цикл,создавались в 80-е годы. Событиями 1 марта 1881года исчерпала себя вторая в истории Россииреволюционная ситуация.

Жизньбеспощадно отвергла расчеты на возрождениестраны мыслящими интеллигентами-“реалистами”.Становилось ясно, что бороться за землю длянарода без его участия невозможно. Салтыков-Щедринтем не менее никогда не переставалнадеяться, что “хоть что-нибудь, хоть штриходин, хоть слабый звук — дойдет по адресу”.Уже в 1881 году можно было с уверенностьюсказать, что народ начинает интересоватьсяжизнью, хочет многое знать о своих правах иобязанностях, И именно в последней трети XIXвека, в пору предчувствия массового читателя, и умногих писателей России обнаруживаетсятяга к расширению читательской аудитории, кблизким и доступным большинству жанрамсказки, легенды, песни. Именно в сказкахвоплощены представления Салтыкова-Щедринао народном читателе.

СказкиСалтыкова-Щедрина наталкивают на трудныевопросы, решить которые нельзя,руководствуясь прописными истинами.

Салтыков-Щедринвыносит в заголовок говорящийнедвусмысленно-оценочный эпитет: “Премудрыйпескарь”. У В.И. Даля: премудрость —соединение истины и блага, высшая правда,слияние любви и истины, высшего состоянияумственного и нравственного совершенства.Поначалу сохраняется вера в несомненностьэтого определения: и родители у пескарябыли умные; и его советом родительским необидели; и у самого героя сказки,оказывается, “ума палата была”. Но шаг зашагом прослеживая ход умозаключенийпескаря, автор возбуждает в читателелукавую насмешку, ироническую реакцию,чувство брезгливости, в финале дажесострадания к житейской философии тихого,безгласного, умеренно-аккуратного существа.Жизненная позиция пескаря — заботиться осебе, о собственной сохранности иблагополучии. Но подводящему итог долгойжизни пескарю открывается тоскливая истина:“Неправильно полагают те, кои думают, чтолишь те пескари могут считаться достойнымигражданами, кои, обезумев от страха, сидят внорах и дрожат. Никому от них ни тепло, нихолодно, никому ни чести, ни бесчестия, ниславы, ни бесславия... живут, даром местозанимают да корм едят”.

“Орлыхищны и плотоядны — живут всегда вотчуждении, в неприступных местах,хлебосольством не занимаются, норазбойничают”. Так начинается сказка об “Орле-меценате”.Это введение сразу раскрывает передчитателем характерные обстоятельстважизни царственного орла и дает порыть, чторечь идет совсем не о птицах. Орел “нарядилв кандалы” и “заточил в дупло навечно”грамотея-дятла, уничтожил соловья за еговольные песни, разорил ворон-мужиков.Кончилось тем, что вороны взбунтовались. И -оставилиорла умирать голодной смертью. “Сие дапослужит орлам уроком”, —многозначительно заключает сатирик.

Достойныособого внимания строки “Карася-идеалиста”,рисующие гибель наивного мечтателя,задавшегося целью посредством одногомагического слова лютую щуку в карасяпревратить. “Карась вдруг почувствовал,что сердце в нем загорелось. И он во всю мочьгаркнул: “Знаешь ли ты, что такоедобродетель?” Щука разинула рот отудивления. Машинально потянула она воду и,вовсе не желая проглотить карася,проглотила его”.

Ироническимуказанием на машинальность действия щукиавтор подсказывает читателю мысль отщетности всяких призывов к совестихищников. Хищники не милуют своих жертв и невнемлют их призывам к великодушию. Волк небыл тронут самоотверженностью зайца, щука— карасиным призывом к добродетели.Гибнут все, кто пытался, избегая борьбы,спрятаться от неумолимого врага илиумиротворить его, — гибнут и премудрыйпескарь, и самоотверженный заяц, и егоздравомыслящий собрат, и вяленая вобла, икарась-идеалист.

В целомкнига салтыковских сказок — это живаякартина общества, раздираемого внутреннимипротиворечиями.

В “Сказках”Салтыков-Щедрин воплотил свои многолетниенаблюдения над жизнью закабаленногорусского крестьянства, свои горькиераздумья над судьбами угнетенных масс, своиглубокие симпатии к трудовому человеку исвои светлые надежды на силу народную.Сатира всегда современна. Она не толькоидет по горячим следам событий. Онапытается заглянуть в завтрашний день.