ОГЛАВЛЕНИЕ>>

Разное - Великая судьба книги книг


И проповестся сие евангелие царствия по всей вселенней, во свидетельство всем языком: и тогда приидет кончина.
Евангелие от Матфея, глава 24, стих 14

Интересный вопрос — какая книга была первой для русских людей?
Мы знаем, что у славян были былины, созданные задолго до времен Владимира Красное Солнышко. Были у восточных славян исторические предания и легенды — о Кожемяке, о белгородском киселе, созданные задолго до «Повести временных лет». Были у нас песни и сказки, пословицы и загадки, созданные задолго до первых летописей. Но нашей первой книгой стало Евангелие (самая первая книга христианского мира).
Не нуждается ни в каких доказательствах и подтверждениях то, что Евангелие — первопричина русской литературы, насчитывающей уже тысячу лет. Если бы оно не было нашим первым чтением, то у нас не было бы «Идиота» и «Братьев Карамазовых» Ф. Достоевского, «Анны Карениной» Л. Толстого, «Обрыва» А. Гончарова, «Двенадцати» А. Блока. Мы не узнали бы в пушкинском кающемся Пугачеве евангельского разбойника. У нас не было бы «Выбранных мест» Н. Гоголя, картины Иванова «Явление Христа народу».
Если бы в начале нашей письменности не стояло евангельское Слово, то у нас не было бы и «Слова о полку Игореве».
Конечно, никто не станет отрицать связь «Слова» с язычеством, с народным творчеством, но главная идея его — идея единения
князей и земель, идея христианской соборности, единения всех христиан. И не зря голоса русских колоколен, бодрые и ясные, звучат громче голосов языческих божеств. Не зря «Игорь едет по Боричеву ко святой богородице Пирогощей», а в конце «Слова» поют славу и «Здравие князьям и дружине, что встают за христиан на поганые полки!»
И когда мы узнаем, что Рылеев в последние часы жизни постоянно читал Новый завет или когда читаем, какое вдохновляющее воздействие оказала эта книга на зрелого Пушкина, это было потому, что Русь задолго до них начала читать с Евангелия.
А когда из мемуаров немецких солдат и офицеров мы узнаем, какое необыкновенное впечатление на них оказало назаретское великодушие к своим врагам русских, белорусских и украинских крестьянок, то становится понятным, что это могло быть лишь в народе, воспитанном на Евангелии.
Эта книга стоит за всем, что было с нами и в XX веке, даже за нашей революцией. Если революцию понимать не как массовое кровопролитие, не насилие, террор и обман, как часто было на самом деле, а если понимать революцию как жажду справедливости, перемен, невозможность жить по старым законам, попирающим духовность человека, служащим мамоне, а не Богу. Если понимать революцию как желание спасти все человечество, даже ценою гибели своей души, то можно назвать Евангелие единственной революционной книгой человечества.
И еще один важный момент — вспомним, к кому обращался Христос со своими проповедями, советами, помощью. Сеятель, пастух, рыбак, плотник — вот люди, которым он хотел помочь. Алчущие правды, страдающие от болезни и несправедливости, дети, женщины, униженные и оскорбленные — вот те, к кому он обращался с помощью и советами. Вот почему Евангелие стало нашей первой книгой, нашей Книгой Книг.
Наша первая книга горела в кострах, подвергалась осмеянию и надругательству, но и сегодня она — путеводная звезда для тех, кто верит в справедливость, кто верит в правду и любовь. И сегодня она может спасти нашу землю, объединить людей добротой и любовью, возродить наш народ к жизни в любви и справедливости.
Евангелие — благая весть о спасении. Своими заповедями оно указывает нам путь к нравственной жизни. И от нас зависит, какой путь в новом государстве мы выберем. Думается, что книга, которая тысячу лет была первой для Руси, поможет и нам, людям XXI в., быть сострадательными, любящими, добрыми, справедливыми.
Вряд ли можно найти в истории письменности другой литературный памятник, о котором столько писали, говорили, спорили, как Библия. И вряд ли хоть одна книга на земле обладает такой сложной, загадочной, неоднозначной, противоречивой и, бесспорно, великой судьбой.
Одно из самых выдающихся и значительных изданий в мире хранится в коллекции Всесоюзной государственной библиотеки иностранной литературы. На его обложке написано: «СОDЕХ ВIВLIORUМ SINAITICUS РЕТRОРОLIТАNUS», спасенный из мрака под покровительством Его Императорского Величества императора Александра II, доставленный в Европу и изданный к вящему благу и славе христианского учения трудами К. Т.». Это издание одного из самых полных и древнейших списков Библии — Синайского кодекса. Состоит книга из двух частей: Ветхого и Нового заветов. Именно в таком виде Библия вошла в историю духовной культуры как великая Книга Книг. А заслуга нахождения священной рукописи принадлежит немецкому ученому, библеисту Константину Тишендорфу. К сожалению, как многие сокровища культуры, этот пергамент не сохранился в нашей стране, а ушел за границу. Британский музей в конце 1933 года приобрел его за огромную сумму в полмиллиона долларов — цену, которой не удостаивалась ни одна книга в мире.
Почему же именно этой книге придается такое большое значение? Все дело в том, что оригиналы библейских текстов не сохранились. На протяжении веков многие авторы старались перевести имевшиеся рукописи на различные языки. Самый известный перевод Ветхого завета на греческом языке носит название «перевода Семидесяти», так как, по преданию, над ним работали 70 книжников из Иерусалима. Этот перевод стал основой для церковнославянского перевода Кирилла и Мефодия, сделанного в IX веке. К тому времени греческая версия была уже переведена на многие языки. Учитывая тот факт, что за годы существования, переводов и переписывания вручную, текст Библии изменился: в него проникли неизбежные в таких случаях ошибки и неточности. Это затрудняло установление первоначального смысла книги. Именно поэтому текст, найденный Тишендорфом, был так важен для воссоздания ветхозаветных преданий. Новый завет был создан много позже — в первом столетии существования христианской церкви. Он написан на греческом языке и хранится в Манчестерской библиотеке.
«Библия» в переводе с греческого означает «книга». И действительно, она представляет собой целое собрание книг, различных по стилю, жанру, тематическому и идейному содержанию, месту и времени описываемых событий, и создававшихся на протяжении более десяти столетий. Она является бесспорным памятником древней литературы. Однако ее значение выходит за рамки только лишь литературной ценности. Ведь не случайно за время своего существования она не раз подвергалась критике, гонению и в то же время находила бесчисленное множество горячих защитников. Она становилась предметом религиозного преклонения, ее называли Священным Писанием, и вместе с тем — объектом юмористических трактовок («Занимательная Библия» Л. Таксиля).
Дошедшие до наших времен библейские манускрипты свидетельствуют о том, с каким благоговением относились к ним их создатели, как бережно украшали страницы, чеканили переплеты, изготавливали затейливые красочные буквицы и виньетки. Это говорит о том, что книга являлась для них настоящим бесценным сокровищем. Но, наряду с этим, вокруг Библии постоянно велась напряженная борьба идей. Она становилась мишенью острой критики и поругания, над ней насмехались, ее «разоблачали» идеологи антирелигиозной пропаганды. Она подвергалась усиленному истреблению: ее уничтожали всеми известными способами, жгли на кострах. Но, несмотря на все усилия противников, книга не раз выживала и прокладывала себе путь по странам и материкам.
На протяжении многих веков Книга Книг определяла мировоззрение людей в Европе. К ней прибегали для оправдания многочисленных политических и социальных основ и идей. На нее ссылались во время Великой крестьянской войны и Английской буржуазной революции. Библейские образы и сюжеты давали почву для развития искусства: иконописи, скульптуры, художественного искусства, поэзии, музыки. И до наших дней она издается на всех языках, печатается в виде буклетов, брошюр, томов, с сокращениями, комментариями, иллюстрациями и без них. В литературе имеется бесчисленное количество сочинений, авторы которых обращаются к Библии, берут за основу сюжеты из великой книги, развивают мысли и учения, поданные библейскими персонажами.