ОГЛАВЛЕНИЕ>>

О великой отчественной войне - Нравственный выбор героев в произведениях о великой отечественной войне



Великая Отечественная война, длившаяся тысяча четыреста восемнадцать дней, для русского народа навсегда останется в памяти. Ее нельзя вычеркнуть из воспоминаний тех,
кому довелось сражаться. Бессмертен подвиг всех, кто боролся и победил фашизм! Мы не видели войны, но знаем о ней, потому что мы должны помнить, «какой ценой завоевано счастье». Из некоторых прочитанных мною произведений о войне больше всего запал в душу роман Бориса Васильева «В списках не значился». Подвиг главного героя, которому было всего восемнадцать, достоин преклонения. Описывая в произведении молодость героя, его неопытность, если можно так сказать, «мальчишество», автор показывает, из кого вырастают герои войны. Молодой, безусый лейтенант Плужников, полный желаний, заканчивая училище, мечтает служить в разведчасти. Тогда молодому командиру было еще не понять, что ему и его стране предстоит испытать, пережить, вынести, потому что он безоговорочно убежден, уверен в советско-германском договоре о ненападении. Известие о войне для него должно было стать шоком, но сила характера не позволяет ему паниковать. «Но очнулся он быстро: он был здоров и яростно хотел жить». Внезапность нападения и неведение были для Коли Плужникова страшнее всего, даже той первой бомбежки 22 июня 1941 года. Но положение не позволяло ему, прежде всего, как солдату, опустить руки и пасть духом. Ему нельзя было этого делать, но осознать всю тяжесть и опасность беды он смог не сразу. Времени же на адаптацию Коле немцы не выделили, пришлось все познавать на практике, то есть в бою. Первый бой, он трудный самый, и в нем нельзя было трусить. Если бы Коля испугался, то он не смог бы перебороть себя и в
другой раз. Познав близость смерти в двух шагах от себя, мне кажется, Николай навсегда забыл чувство страха. Превозмочь себя было главным для него, и он сделал этот шаг. И Коля понял, что на войне как на войне. Если ты испугался, струсил, усомнился в своей силе, то из-за твоего страха вместо тебя погибнет другой человек. Этот закон действовал безотказно. Его можно было понять и осмыслить лишь в бою. «На то и бой», — строго сказал Плужников. Остальные последовавшие бои пугали его непонятным страхом. Страхом не перед внезапной встречей с противником. Он не мог себя представить убитым, потому что исполнял долг перед Родиной. И считал, что умереть гораздо проще, чем постоянно подвергаться опасности и бороться. Обвинение Коли Плужникова в предательстве и трусости после его отхода назад послужило ему очень хорошим уроком. Ему было стыдно: не мог он простить себе гибели товарищей. В те немногочисленные дни, испытав голод, жажду, чувство близости конца, он с трудом пытался устоять перед обещанием немцев: обеспечить сдавшимся хорошую жизнь. Но никто из бойцов Брестской крепости не помышлял сдаться добровольно. «Лучше умереть, чем предать своих товарищей, Родину!» — думал Николай. Он для себя давно решил, что делать — бороться до последней капли крови с фашистами. Но как это делать? Где взять патроны, еду? Плужников об этом не хотел вспоминать, главное — уничтожать захватчиков, пусть даже вгрызаясь им в горло. Это были мысли не сошедшего с ума человека, а защитника крепости и патриота. Обороняя костел в течение нескольких дней с бойцами, Коля превратился в «робота», таская пулемет от атаки до бомбежки, он не видел ничего, кроме немцев, то идущих шеренгой, то падающих. Очнуться от этого забытья лейтенант смог только после того, как его привели в сознание другие бойцы. Но вновь наступали немцы, опять падали кирпичи со штукатуркой, все меньше оставалось патронов, бойцов, воды. В такой обстановке, где все смешалось, проходили дни, казавшиеся совсем незаметными. Загнанные в подвалы, казематы и остатки зданий, потерявшие счет этим дням,
защитники все еще сопротивлялись. Коля Плужников искал патроны, добывал воду для оставшихся в подвале. Ему казалось, что быть внизу, в казематах с постепенно умирающими людьми еще хуже, чем наверху, где хозяйничали немцы. Мысли лейтенанта иногда мешались в голове, но он всегда умел найти нужное в этот момент решение. И, мне
кажется, действовал, полагаясь на свою совесть. После того, как Сальников пожертвовал собой ради спасения Плужникова, Николай чудом выжил и, даже очутившись в подвале с едой, водой, он не стал отсиживаться: Николай не мог сдать крепости! Пока он жил, была жива и Брестская крепость. Лежа в подвале несколько дней, он думал о многом, но главное — как быть дальше. Его решение оказалось очень простым: оборонять крепость и объединиться с остатками живых бойцов. А для этого нужно спасти хотя бы обитателей подвала. К сожалению, эти попытки оказались неудачными: погибли при разных обстоятельствах Степан Матвеевич, Саша Волков, тетя Христя, Мирра...измена Федорчука была для Плужникова необъяснима, он считал его предателем, и его рука не дрогнула убить изменника. Оставшись один, Николай не изменил своей цели оборонять крепость и уничтожать фашистов. Это он считал своим долгом. Но кольцо смерти вокруг него сжималось. Наступила зима, кончились продукты, и в конце концов немцы обнаружили его подвал. Теперь каждый камень должен был быть на его стороне, и, хотя фашисты были уже другими, не те, что штурмовали крепость, они оставались такими же опасными. Постоянные вылазки Плужникова для уничтожения неприятеля рано или поздно привели бы к неминуемому концу, но это было уже не важно. Загнанный немцами в холодный подвал, ставший его последним пристанищем, он встретил умирающего Семишного. Через несколько дней лейтенанту пришлось покинуть убежище, но не сдаться. «Он шел сквозь строй врагов, отдавших ему сейчас высшие почести. Но он их не видел, а если видел бы, то ему было все равно. Он был выше всех Почестей, выше славы, жизни и выше смерти». Николай был последним защитником так и не покорившейся крепости... Подвиг — это не только величие и дух героизма, но и величие нравственности. Безнравственный человек способен на поступок, быть может, равный по силе своего воздействия на окружающих подвигу. Но этот «подвиг» оказывается либо преступлением, либо предательством, либо еще чем-то худшим. Николай Плужников доказал, что его нельзя испугать, сломить, сделать рабом. У главного героя был выбор, он мог сдаться немцам или сражаться против них. Он выбрал второй путь, обрекая себе на бесконечные мучения и на верную смерть. Николай не сдался в плен, как это пытался сделать Федорчук, он выбрал другой нравственный путь. Плужников остается человеком в любых
ситуациях: и в отношении с любимой женщиной, и под непрерывной бомбежкой немцев, и даже по отношений к своему врагу. А остаться человеком в условиях войны — это и есть настоящий героизм. Боль и гордость — эти чувства охватывают читателя, когда он углубляется в описание боев, думает над мыслями героев, представляет себя на их
месте. Много, очень много подвигов совершено в войну, но достаточно прочитать повести и романы Бориса Васильева, чтобы начать понимать истоки этого массового героизма, которые исходили из беззаветной любви к Родине, из ненависти ко злу, из высоких нравственных начал. Спасибо писателю за прекрасную книгу. И вечная слава героям!