ОГЛАВЛЕНИЕ>>

О великой отчественной войне - Военная проза


    Я жил, я был, за все на свете
    Я отвечаю головой.
    А. Твардовский
    
    Тема человека на войне была для России главной, так как война является проверкой, лакмусовой бумажкой в проверке на человечность. Она или есть, или отсутствует абсолютно.
    В нашей литературе возникает тема героичности смерти и исчезает тема трагичности. И таким откровением стал роман “Живые и мертвые” Симонова.
    Писатель передает горечь, что за победу надо платить не “малой кровью”, а бесконечными жертвами. Константин Симонов очень правдиво показывает ужас и трагедию войны. Это стало художественным открытием. И лишь когда в литературу приходит “поколение лейтенантов”, которые видели правду, не умели лгать на фронте и не желали лгать пером, тогда и появилось ощущение великой трагедии воюющего человека. Он вынужден убивать, чтобы спастись и отстоять страну.
    Человек перед лицом смерти — самая типичная ситуация для Василя Быкова. В его повести “Сотников” два полярно противоположных героя. Рыбак — с виду удалой добрый молодец. А Сотников болен, в шинелишке, летней пилотке. Дорога Рыбака и выбор Сотникова — их жизненные пути. Они предопределены теми нравственными принципами, которые в них заложены. Нравственная проблема решается художественным путем. Книга наполнена внутренними монологами. Так раскрывается характер героя, мотивация его поступков. И второй прием, которым пользуется автор,— это соединение стремительно развивающейся действительности с резкой остановкой, возвратом в прошлое, когда Сотников вспоминает разгром своего дивизиона. Он мысленно слышит, как пушки хрустят под гусеницами танков. Полное бессилие, а потом плен. Есть еще один прием — дублирование центрального конфликта в образах второстепенных персонажей. Как Сотникову и Рыбаку нужно сказать про отряд, и они будут жить, так и Денчихе надо сказать, кто прятал еврейку-девочку. Она целует сапоги врага, чтобы вернуться в избу к детям, иначе они погибнут. Она рыдает, но предать не может. Она и фашизм несовместимы. Быков восходит к христианству. В человеке идет борьба Божеского и сатанинского. Денчиха не может вписаться в фашизм. Она не знает громких слов, она просто чувствует, что говорить нельзя. Она хочет сделать вид, что предает.
    А Сотников понимает, что палец дать нельзя, руку отхватят. Рыбак шепчет, что выдал соседей, их отряда, может быть, там и нет. Сотников понимает, что предательство всегда однозначно. Дать победить себя сатане нельзя. Жертвенность, любовь к ближнему требует самоотречения. Автор показывает небесполезность жертвы, очищение страданием. Путь Рыбака дается как путь Иуды. Рыбак не только шепчет, где отряд, но и отводит Сотникова к виселице. Жертва и палач. Сотников опирается на своего палача, пока тот не выбивает из-под ног чурбачок. В толпе согнанных стоит ребенок с буденовкой на голове. Мальчик, не отворачиваясь, смотрит на Сотникова. В последние мгновения жизни Сотников видит только глаза ребенка. Это внутренняя связь, передача чего-то важного.
    Для Василя Быкова — это символ, что жизнь не обрывается, если ты выдержал испытание.
    Повесть А. Адамова “Каратели” написана явной антитезой его повести “Партизаны”. Каратели многонациональны, они расстреливают целыми деревнями. Все, что происходит, дано глазами пулеметчика Тупиги, одного из карателей. Здесь Адамов использует прием выбора — его герой, лейтенант Сережка Белый, улизнул из лагеря, видит стол, шагает к нему. Белый расстреливает заложников, не щадя детей.
    Тема выбора звучит во всех произведениях о войне. Вот и в повести Кондратьева “Сашка” главный герой с тоской и надрывом считает шаги, которые отмеряет за его спиной капитан. А надо-то только убить немца. Для Кондратьева — это подвиг, главное — остаться человеком. Даже капитан понял что-то и приказал отвести немца в штаб.
    Подвиг — это нравственный перелом, это духовный подъем. Благодаря таким, как Сашка, была одержана победа. Ибо они несли определенный нравственный заряд.